Главная » Арабская цивилизация » Крестоносцы умели лишь разрушать

Крестоносцы умели лишь разрушать
автор: Tatyana / дата: 2018-12-06

Насытившись своей добычей, Балдуин и все его спутники, даже и не подумали продолжить свой поход в Палестину. Балдуин объявил себя императором, а Иннокентий III, осознавая, что христиане являются виновниками самых ужасных излишеств, признал его владыкой.

Продолжение поста Крестовые походы кратко

Не стоит даже добавлять, что власть нового императора относилась к разряду призрачной: христианские воины того времени были слишком варварами, чтобы породить империю, которая смогла бы долго просуществовать.

Яффские ворота

Яффские ворота, ведущие в Иерусалим

Крестоносцы умели лишь разрушать, и единственным последствием их короткого пребывания в Константинополе явилась утрата ценностей древней греко-римской культуры.

Пятый и Шестой крестовые походы

Пятый и Шестой крестовые походы были всего лишь незначительными вылазками. Мало заботясь о том, чтобы отправиться отвоевывать Иерусалим, большинство крестоносцев направилось в Египет в надежде захватить богатую добычу. Впрочем, они не продвинулись далеко и вынуждены были отступить.

Небольшая армия под командованием Фредерика II Германского действительно направилась к Иерусалиму. Этот владыка, благодаря достигнутому соглашению о союзе с мусульманами, смог получить разрешение войти на правах союзника в Иерусалим; однако, он вынужден был вернуться в Европу, не добившись иных результатов, кроме этой незначительной уступки.

Характер крестовых походов

Ко всему прочему, крестовые походы утратили свой характер европейских кампаний, который они имели вначале. На смену ордам людей, которые обрушивались на Азию, пришли небольшие экспедиции, где каждый, действовал по своему усмотрению, прежде всего заботясь о собственном обогащении.

Итог крестовых походов

Несмотря на пять крестовых походов, последовавших за первым, Иерусалим и практически вся Палестина остались в руках мусульман. Святой Людовик решил предпринять новую попытку, и в 1248 он предпринял седьмой поход. Двинувшись в путь из Эгю-Морт (средневековая крепость и порт) в сопровождении пятнадцати тысяч человек, он направился к Египту и высадился в Дамьете, который он вскоре завоевал. Затем он начал наступление на Каир, но его армия была полностью разбита, а сам он был взят в плен. Вернув себе свободу с помощью выкупа, он вновь отправился в Сирию, где, несмотря на двухгодичное пребывание, не добился никакого успеха и вынужден был возвратиться во Францию, так и не сумев даже приблизиться к Иерусалиму.

Восьмой крестовый поход

Несмотря на свое поражение, Святой Людовик не утратил своего пыла и по прошествии 16 лет он предпринял еще один крестовый поход. Сев на корабль 4 июля 1270 года в Эгю-Морт, он в сопровождении 30 000 человек пехоты и 6 000 человек кавалерии направился к Тунису, лелея несбыточную мечту обратить правителя этой страны в христианство. Вскоре заболев чумой во время осады этого города, он умер 25 августа 1270 года.

Этот Восьмой поход стал последним. Эра этих великих экспедиций подошла к концу. Восток навсегда остался в руках последователей Пророка.

Христиане очень быстро потеряли все те редкие ценности, которые хранились в Палестине.

Напрасно папы прилагали все усилия, чтобы разжечь пыл правоверных – было слишком поздно. Души охладели к вере, а деятельность людей Запада обратилась к совершенно иным объектам.

Заканчивая этот короткий обзор истории крестовых походов, я не буду пытаться выяснить, была ли эта европейская агрессия по отношению к Востоку справедливой или нет. Подобные вопросы могут послужить материалом для диссертаций молодых историков, однако они не достойны серьезного обсуждения.

Мы, со своей стороны, не знаем ни одного примера древнего или современного завоевателя, который бы хоть на мгновение задался бы вопросом о справедливости того или иного военного предприятия, если оно вполне удовлетворяло его интересам и могло бы быть предпринято без особого риска. В случае успеха военной кампании, вообще отпадает необходимость ее оправдывать; самого успеха вполне достаточно. А если же, вопреки всякому здравому смыслу, возникала необходимость в поиске оправдания, прирожденные ораторы нисколько не смущались принять такой вызов.

Легко взывать к несправедливости применения силы, подтвердив это красноречивыми тирадами о том, что сила не должна главенствовать над законом. Однако эти упреки в реальной жизни столь же бесполезны, как и наши стенания по поводу слабости, старости и смерти. Теоретические принципы права, изложенные в книгах, никогда не являлись руководством ни для одного народа.

Принцип силы

История нам показывает, что единственным принципами, которым всегда следовали, являлись принципы, благодаря которым можно было с оружием в руках одержать верх. Проповедуя крестовые походы и воодушевляя на жестокие войны, которые, с точки зрения теоретического права, шли вразрез с законами самой элементарной справедливости, Папы лишь подражали всем ушедшим или грядущим завоевателям, и было бы несправедливо упрекать их в этом. Итак, полностью оградим себя от высказывания любой оценки на этот счет и займемся исследованием немедленных или более отдаленных результатов, которые явились следствием этого колоссального противостояния двух миров.

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика