Главная » Поиск второй половины » Холостяцкая берлога

Холостяцкая берлога
автор: Tatyana / дата: 2018-09-05

Мое сознание было одурманено полностью. Впрочем, был в этом и положительный момент: я напрочь забыла про свои болезненные отношения с Джиханом и жила новыми впечатлениями, полученными от Селима.

Продолжение поста Новое знакомство

Весь следующий день я могла думать только о нем. Как это ни странно прозвучит, но меня буквально загипнотизировали. Парень действительно обладал потрясающей харизмой. Окончив смену, я опять побежала на дискотеку в надежде снова его увидеть.

романтичная любовь

Я мечтала о романтике и серенадах, а вместо этого сталкивалась лишь с изнанкой жизни

Интимная близость

На этот раз Селиму удалось меня уговорить уединиться с ним в задней комнате, где жили работники дискотеки. Считая вместе с ним, там проживало всего четыре человека. Как потом выяснилось, остальных он попросил пару часов не входить. Наши посиделки наедине увенчались тем, что обычно из этого следует у двух половозрелых особей. При этом я не испытала никаких эмоций, кроме дикого желания вернуть время вспять и отказаться от подобного уединения.

Интимная близость, явно, была не тем, что мне было нужно. Мне ужасно хотелось просто заснуть в чьих-либо объятиях и почувствовать себя защищенной. Потребность была настолько острой, что казалось, не смогу дальше жить, если этого не произойдет. Я высказала свое пожелание Селиму. Тот был крайне удивлен, ответив, что не представляет, как это возможно, если с ним в комнате обитает еще трое мужчин, которые подойдут позже.

Платоническая любовь

Тогда я буквально бросилась его умолять позволить мне хотя бы полежать с ним в обнимку до их прихода. Ему ничего не оставалось, как уступить моей настойчивой просьбе. Почему на тот момент мне нужна была подобная платоническая любовь, трудно понять, но, вспоминая те ощущения, я понимаю, что мне не хватало просто тепла и участия. Зато непосредственный физический контакт с мужчиной меня совсем не привлекал. Подобное проявление страсти мне казалось сродни животным инстинктам, по крайней мере, в исполнении моих немногочисленных турецких поклонников.

Их же напротив больше привлекало именно это животное начало, и им совершенно было невдомек, какого черта я толкую им о высоких духовных материях. Однако, понимая, что для меня это важно, они мне подыгрывали. Будучи неискушенной в любовных делах, я принимала их обещания вечной любви и верности за чистую монету. В то время моя голова была напичкана рыцарскими идеалами чести, где мужчины всегда отвечают за сказанные ими слова. Чем красочнее были мои иллюзии, тем безобразнее представала передо мной реальность.

Проснувшись на следующее утро, обнаружила себя в огромной комнате с четырьмя кроватями, стоявшими друг от друга на расстоянии трех-четырех метров полукругом. На одной из кроватей мы и заснули в обнимку с Селимом. Предусмотрительно заснула в одежде, а он, по-видимому, забыл меня вовремя разбудить, и я осталась с ним до утра. Осмотрелась вокруг…

Через огромные четыре окна, основания которых располагались практически на уровне пола, бил яркий свет. В ночном освещении комната не казалась такой убогой и запущенной, какой предстала при свете солнца. Повсюду валялась одежда и разное барахло непонятного происхождения, не говоря уже о грязи и пыли, выглядывавших со всех углов. «Типичная холостяцкая берлога», – подумала я.

На остальных кроватях развалились обитатели этого странного «логова» – все, как один, храпели наперебой. Я глянула на свои часы на руке, и поняла, что время близится к обеду: было пол одиннадцатого утра. Моя рабочая смена начиналась в четыре часа дня, но я решила улизнуть раньше, чем буду замечена обитателями этого странного места. Поэтому тихонько встала и пошла на цыпочках к выходу. Выйдя из комнаты, оказалась в большом дискотечном зале, который тоже предстал передо мной совершенно в ином свете.

При ночном освещении, особенно при работе разноцветных мигающих прожекторов и крутящихся зеркальных шаров на потолке, это помещение выглядело помпезно и роскошно. Зато дневное освещение полностью избавило его от ночного лоска – обшарпанные стены, вытертая обивка диванов, поцарапанный пол, немытые стекла, – все недостатки сразу же бросались в глаза. Место сразу же показалось заурядным и запущенным. «Интересно», – подумала я, – «наверное, и с людьми происходит та же метаморфоза: по ночам все девушки прелестны, но стоит смыть ночной грим и проснуться утром, и вуаля, ты уже – заурядная мымра». Поэтому я даже обрадовалась, что мне удалось улизнуть раньше, чем проснулся Селим.

Продолжение книги про работу в Турции читайте в посте Муки совести


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика